15.07.2022 | Статьи
Родители «с согласия» и дети без суда: что стоит за поправками в Семейный кодекс

Авторы внесенного законопроекта заявляют, что его главной целью является укрепление правового положения детей в нашей стране и защита «добропорядочной» семьи от неправомерного вмешательства в ее дела. В случае принятия поправок это станет одной из самых масштабных реформ в истории семейного законодательства с 1995 года в целом, и детско-родительских отношений в частности. При более подробном рассмотрении и анализе документа, вопрос о том, будет ли жить детям в России так хорошо, как обещает законодатель, и действительно ли увеличивается количество гарантий защиты их прав все же остается дискуссионным.

Защита семьи от «разрушения»

Помимо хитросплетений в юридической технике и ввода ряда новых понятий, законопроект предусматривает значительное увеличение числа принципов, на которых должна строится семья, например авторитет родителей, презумпция их добросовестности, самостоятельность супругов в принятии решений относительно своей жизни, общность семейных традиций и ценностей, взаимные права и ответственность друг перед другом и другие.

Известные всем с детства принципы «стерпится-слюбится», «бьет значит любит» и метод «кнута и пряника» получили новую жизнь и теперь звучат как «недопустимость разрушения или создания угрозы разрушения семьи вопреки воле ее членов, в том числе в случае защиты прав и законных интересов отдельных членов семьи, которые в силу беспомощного состояния или возраста не могут защитить себя самостоятельно». В совокупности с освобождением третьих лиц, которым стало известно об угрозе жизни или здоровью ребенка, о нарушении его прав и защиты законных интересов, от обязанности сообщить об этом в орган опеки и попечительства, органов опеки и попечительства от обязанности назначить представителя для защиты прав и интересов детей в случае наличия разногласий между родителями и детьми, лишением ребенка права обращаться в суд с 14 лет при нарушении со стороны родителей его прав и законных интересов, и введением каких-либо негативных последствий только для случаев неправомерного поведения родителей, установленного решением суда, кажется, что инструментов защиты прав детей от жестокого обращения и(или) самоустранения родителей от их воспитания (например, в случае выдачи согласия на него другим лицам до достижения ребенком 18 лет), не осталось вовсе. Во исполнение указанного принципа такие основания для отобрания ребенка, как непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью, предлагается упразднить, что косвенно свидетельствует о том, что семья становится полностью автономной и закрытой ячейкой общества, а выбор методов воспитания детей относится к полной дискреции родителей, вмешательство в дела которых возможны лишь в крайних случаях.

Новые принципы фактически свидетельствуют о том, что родителям по отношению к детям теперь дозволено все, пока суд не решил иначе. Правом на обращение в него наделяется ограниченное число лиц и только по определенным в законе основаниям. Если никто в суд не обратился, презюмируется, что родители являются добросовестными, даже когда не платят алименты, жестоко обращаются с детьми или не лечат их. Забирать детей из таких семей без решения суда запрещается. До его принятия дети продолжат жить с родителями, что вызывает особую тревогу в совокупности с исключением положений о недопустимости осуществления родительских прав в противоречие с интересами детей, а также об обязанности родителей не причинять вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию, о запрете на осуществление недопустимых способов воспитания детей (пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинства обращение, оскорбление или эксплуатация детей). 

Исключение принципа оперативного реагирования на нарушение прав детей по сообщению любых лиц, которым стало известно об этом, как базовой гарантии обеспечения безопасности жизни и здоровья ребенка в семье, в результате может привести к непоправимым последствиям и разрушить ни одну судьбу, а детей сделать окончательно невидимыми для общества и государства за всегда «правыми» родителями, которым «виднее как лучше».

Дети и заграница

Законопроект предлагает исключить прямое указание на право ребенка на общение с родителями в случае их проживания в разных государствах, ограничившись общими формулировками. На фоне масштабной для страны релокации наших граждан в другие государства, не прекращающегося роста числа разводов, регулярно возникающих споров о международном похищении или удержании детей – сохранение за ними права поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, как это гарантировано Конвенцией о правах детей, критически важно. В совокупности с возможностью делегирования осуществления родительских прав другим людям это может привести в ряде ситуаций к полному разрыву отношений и отчуждению привязанности ребенка и родителя, живущего за рубежом. 

Одна семья – одна школа

Действующее законодательство наделяет правом на обучение в одной школе полнородных и неполнородных братьев и сестер. В законопроекте предлагается сохранить право на преимущественный прием в образовательную организацию только за теми из них, кто проживает в одной семье и имеет общее место жительства. В результате это может привести к тому, что в случае раздельного проживания родителей и не общения между собой, братья и сестры, оставшиеся жить с каждым из них, также утратят какую-либо связь, единственным местом для поддержания которой для многих из них оставалась школа. 

Родители «с согласия»

Законопроект наделяет родителей правом привлекать родственников или других лиц к воспитанию ребенка. Такое участие является добровольным, осуществляется по просьбе или с согласия родителей, а также не требует обязательного документального оформления. В первую очередь, конечно, речь идет о бабушках и дедушках, у которых живет ребенок, например, в период летних каникул или нахождения родителей в командировке, лечении (реабилитации) или на учебе в другом городе или стране. 

Кроме того, законопроект предлагает предоставить возможность осуществлять правомочия законного представителя при необходимости другими лицами путем выдачи нотариально удостоверенного согласия (для родственников и свойственников) или подачи письменного заявления о назначении ребенку опекуна (попечителя) с указанием конкретного лица в органы опеки и попечительства. Такое согласие не является абсолютным, в него нельзя включить выезд ребенка из Российской Федерации, принятие ребенком гражданства иного государства либо усыновление ребенка, обращение в суд в его интересах с иском о лишении или ограничении родителей в родительских правах, совершение сделок с имуществом ребенка или от его имени, выдачу доверенностей от имени ребенка. Кроме того, нельзя давать информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство для оказания ребенку медицинской помощи (специализированной и плановой) и на отказ от такового, если иное прямо не оговорено в таком согласии. 

Больше всего вопросов вызывает предлагаемая форма по наделению таких лиц правомочиями по защите прав и законных интересов ребенка – согласие, а не доверенность, которую в отличие от него можно отозвать в любой момент. Об отмене согласия законопроект говорит лишь применительно к ситуации его выдачи обоими родителям, не указывая как будут разрешаться споры между ними в случае отказа одного из них его отозвать. Сам срок, на который может быть выдано согласие -до 18 лет ребенка, не согласуется с концепцией «временного характера» случаев невозможности осуществления родительских прав, на урегулирование которых изначально направлена поправка. На практике это может привести к возникновению ситуаций, аналогичных известному делу девочки, которая при живых и не лишенных родительских прав родителей первые 6 лет своей жизни безосновательно жила в перинатальном центре – теперь родители уже на вполне законных основаниях смогут доверить (а фактически передать) осуществление своих родительских прав в отношении ребенка посторонним лицам с рождения вплоть до достижения им совершеннолетия. На сколько это согласуется с правом ребенка жить и воспитываться в семье, общаться с обоими родителями в равной мере, другими близкими родственниками – остается не ясным. 

Законопроект также предлагает наделить родителей правом обратиться в органы опеки и попечительства с письменным заявлением о назначении ребенку опекуна с указанием конкретного лица на случай своей смерти или на период, когда по уважительным причинам они не смогут осуществлять родительские права (служебная командировка, работа вахтовым методом, длительная болезнь, нахождение под стражей, отбывание наказания в виде лишения свободы и т.п). Такое заявление должно быть подано совместно, в случае возникновения споров - они подлежат разрешению в суде. Таким образом, потенциально именно суд будет решать, кого назначить ребенку опекуном, каким образом преодолевать решение суда и можно ли это сделать в принципе в последующем при взаимном согласии родителей – законопроект ничего не говорит. Поскольку подназначение опекуна также не предусмотрено, в случае отказа потенциального опекуна от принятия подобного рода обязательства или его смерти ситуация устройства ребенка в семью заинтересованных людей так и останется неразрешенной. 

Отобрание ребенка из семьи

Сегодня орган опеки и попечительства вправе немедленно забрать ребенка из семьи при непосредственной угрозе его жизни и здоровью на основании акта, составленного им самим. Вместе с тем, как правило, из семей детей забирают не социальные работники, а сотрудники органов внутренних дел, чаще всего ночью по заявлению соседей в ситуациях распития алкогольных напитков, дебоширства, насилия. Только после отобрания ребенка и помещения его в медицинскую организацию, орган опеки и попечительства обязан обеспечить его временное устройство в семью или социальное учреждение и обратиться в суд с иском о лишении или ограничении родительских прав. На всю процедуру закон отводит 7 дней, если за это время орган опеки и попечительства не обращается в суд, ребенка должны вернуть родителям.

В законопроекте предусмотрено два основания отобрания ребенка у родителей – решение суда о лишении или ограничении родительских прав/об отмене усыновления, вступившее в законную силу (то есть до этого момента ребенок продолжает жить в семье, в которой ему может угрожать опасность), а также акт органа опеки и попечительства об отстранении опекуна (не родителей) от исполнения возложенных обязанностей и отобрания ребенка. Таким образом, отобрание ребенка больше не является мерой немедленного реагирования на нарушение его прав. 

Временная защита ребенка

В иных случаях ребенок имеет право на «временные меры защиты», которые применяются при наличии обстоятельств, повлекших временную невозможность осуществления родителями своих прав и, в связи с этим угрожающих жизни ребенка, и прекращают свое действие по мере устранения указанных обстоятельств. При возможности осуществления родителями своих прав, несмотря на наличие угрозы причинения вреда жизни или здоровью ребенка, указанные меры применению не подлежат ровно также, как они не подлежат применению при наличии возможности передачи ребенка другому родителю либо иному законному представителю. Такие меры применяются на основании акта, составленного органами социальной защиты населения, полицией или органами опеки и попечительства. 

В качестве приоритетной меры защиты законопроект выделяет передачу ребенка под временную защиту лицам, которым ранее было выдано нотариальное согласие или которые были определены родителями в качестве опекунов на основании письменного заявления, при его отсутствии - бабушкам и дедушкам ребенка, а только потом другим родственникам, свойственникам, отчиму, мачехи или иным фактическими воспитателями. 

Алименты принадлежат ребенку

Законопроект наконец устраняет проблему выборочного правоприменения и четко определяет, что сторонами алиментного соглашения являются родители (даже после достижения ребенком 14 лет), а алименты принадлежат именно ребенку, даже если в их счет передается недвижимость. Права на нее должны быть зарегистрированы на имя ребенка, а не его родителя, хоть и являющегося получателем алиментов.

 

Источник - Право.ру