25.01.2024 | Статьи
"Проблемы матерей системно не решает никто": каково растить ребенка одной | Колонка Виктории Дергуновой для Forbes

Каждая четвертая семья в России – неполная. За этой статистикой – миллионы женщин, которые ежедневно решают финансовые и логистические задачи. Чьими проблемами со здоровьем заниматься в первую очередь: ребенка (ведь он в приоритете) или своими (ведь важно оставаться трудоспособной)? С кем его оставить, если надо поехать в командировку? Кто о нем позаботится, если матери не станет? О том, как живут соло-матери в России, рассказывает адвокат, к.ю.н., медиатор, партнер и руководитель практики семейного права и наследственного планирования BGP Litigation Виктория Дергунова

Время, проведенное с ребенком

Практически ни одно заседание государственных или коммерческих органов и организаций, которые занимаются вопросами материнства и детства, не обходится без дебатов про традиционные ценности. Обсуждается, в том числе, недопустимость передачи детей на воспитание однополым партнерам. При этом участники таких дискуссий (по крайней мере тех, на которых мне доводилось присутствовать) тактично умалчивают, что большинство детей в неполных семьях (по данным исследований, это каждая четвертая семья в стране) растут с мамой при поддержке бабушки по ее линии, сестры, тети или няни (тоже чаще всего женщины). Единственной ролевой моделью мужчины для них, как правило, являются брат, дедушка (если он вовлечен в воспитание), тренер (в случае занятия спортом), новый партнер мамы (если он вообще есть – ведь обычно личная жизнь у одинокой мамы не в приоритете и устраивается по остаточному принципу), ну и отец, если он не "стал космонавтом" – в установленные часы общения, при условии их соблюдения.

Когда "рук" для воспитания ребенка не хватает, приходиться искать помощь на стороне.

Страшно передавать маленького ребенка, который еще ничего не может рассказать, чужим и совсем незнакомым людям. К тому же в государственном саду его зачастую не ждут – в очередь нужно вставать еще будучи беременной, чего многие не делают, так как изначально не планируют выходить из декрета до того, как ребенку исполнится три года.

Няня в среднем по Москве стоит 500 рублей в час. Либо около 100 000 рублей в месяц – если рассматривать вариант с проживанием и ночевками, что актуально для мам, чья работа сопряжена с командировками, переработками, а ребенок часто болеет и подхватить его больше некому. Например, когда у моего ребенка в шесть месяцев выявили ложный круп и любое его ОРВИ заканчивалось госпитализацией, почасовая няня, занятая в нескольких семьях, перестала быть "рабочим" вариантом. Отказаться от нее вовсе и посвятить себя материнству не позволили финансы. Нанять круглосуточную няню, чтобы работать и сохранить собственное здоровье, оказалось экономически выгоднее, чем не работать, просить помощи у отца ребенка и спорить об алиментах.

Алименты и разумные потребности ребенка

В теории при рассмотрении споров о взыскании алиментов суды руководствуются необходимостью максимально сохранить ребенку прежний уровень обеспечения, поддержать тот уровень жизни, который сложился до распада брака родителей, чтобы минимизировать для несовершеннолетнего неблагоприятные последствия развода. По этой логике взыскиваемых алиментов должно быть достаточно для удовлетворения привычных потребностей ребенка.

На практике родитель, который претендует на взыскание алиментов в сумме, превышающей прожиточный минимум на ребенка, должен доказать в суде не только размер ежемесячных расходов на него, но и их разумность. Например, если ребенок ходит в частную школу, приходится объяснять, почему не подходит государственная, и вместе ли родители принимали решение о выборе образовательного учреждения. В случае ДМС – почему нельзя получить аналогичные медицинские услуги бесплатно в районной поликлинике. При таком стандарте доказывания до нянь, водителей, тренеров и отдыха на море, тем более за границей, речи в суде даже не заходит.

По закону родители несут равную обязанность по содержанию ребенка. Однако одних квитанций об оплате секций и профильных специалистов для взыскания алиментов в твердой денежной сумме недостаточно. При несогласии плательщика алиментов суды, как правило, ограничиваются взысканием одного прожиточного минимума на ребенка, установленного в регионе его проживания (в Москве, например, это 19 586 рублей). Именно к нему сводятся те самые привычные потребности ребенка, остальные траты – не более чем "прихоть" родителя, с которым он проживает, за которую второй родитель, конечно, платить не должен. По данным исследования Высшей школы экономики по мониторингу экономического положения населения, средняя сумма алиментов по стране составляет 10 100 рублей.

Когда родитель имеет постоянный заработок, алименты взыскиваются в долях от него (на одного ребенка – ¼, на двух детей – ⅓, на трех и более – ½). В этом случае при их расчете ни расходы, которые родитель фактически несет на ребенка, ни прожиточный минимум в регионе не учитываются. Поэтому нередки ситуации, когда при наличии постоянного стабильного дохода у родителя алименты, удерживаемые с него, составляют даже меньше этой величины.

В конце 2023 года, будучи модератором секции, посвященной алиментным обязательствам, на конференции по семейному праву, я задала вопрос аудитории, какой размер алиментов в месяц присутствующие считают достаточным для обеспечения разумных потребностей ребенка в Москве. Если ответы женщин колебались на уровне 150 000-200 000 рублей, то ответы мужчин ограничились скромными 50 000. В качестве основной причины своего выбора они назвали невозможность проконтролировать целевое расходование перечисляемых сумм – им казалось, что алименты идут вовсе не на покрытие потребностей ребенка, а на содержание бывшей супруги. Мой вопрос о том, как давно респонденты покупали детскую зимнюю куртку, остался без ответа.

Ситуация усложняется, если родитель уехал за границу, перестал получать в принципе какой-либо доход в России, распродал все имущество и закрыл все счета. Есть два пути решения – взыскивать алименты в стране, в которой он теперь постоянно проживает, или признавать в ней вынесенное в России решение суда о взыскании алиментов в целях его последующего исполнения. Первое сопряжено с существенными финансовыми затратами на правовую поддержку, второе еще и требует наличия двусторонних соглашений между странами о взаимной правовой помощи, признании и исполнении решений судов, а также возможности реального перечисления денежных средств из-за границы в Россию и открытия российскому гражданину счета в стране проживания должника для получения алиментов. Поскольку все издержки должна нести та самая одинокая мама, вопрос о взыскании с такого отца алиментов остается риторическим.

Помощь государства

Мамам, которые растят детей одни, по закону положен двойной налоговый вычет и ряд пособий, в том числе по беременности и родам; единовременное при рождении ребенка (22 909,03 рублей); ежемесячное детское; выплаты неработающим, а также малоимущим матерями-одиночкам.

Региональным законодательством могут быть установлены дополнительные льготы, например, коммунальные, транспортные, на внеочередные места в детском саду; бесплатные школьные обеды; компенсацию роста цен на продукты питания.

Для их получения, как минимум, необходимо, чтобы у ребенка не было отца – например, чтобы он был усыновлен (удочерена) вне брачных отношений единственным родителем, или в свидетельстве о рождении в соответствующей графе стоял прочерк, или данные об отце были записаны со слов матери, или отцовство вовсе не было установлено (когда ребенок рожден по истечению 300 дней после развода), или было оспорено в судебном порядке, или отец был признан умершим, пропавшим без вести, недееспособным, или лишен родительских прав.

Если ни одному из перечисленных условий семейная ситуация и имущественное положение мамы не соответствуют, ни на какую материальную помощь от государства, кроме единоразовых выплат (при рождении ребенка, по поддержке граждан в период COVID-19 и т.п.) ей рассчитывать не приходится. Остается только работать.

Бизнес в интересах женщин

Согласно исследованию "Kelly Services Россия", 68% респондентов мужского пола считают, что роль хозяйки не мешает женщине строить карьеру. Вместе с тем воспитание ребенка предсказуемо накладывает на нее карьерные ограничения: повышение, занятие руководящей должности, командировки требуют обращения за помощью к родственникам или няням, что, во-первых, не всегда возможно, а во-вторых, не соответствует общественным ожиданиям от матерей. Преодолеть их, сбалансировать свою жизнь и не выгореть – отдельный психологический подвиг. Поэтому многие женщины признаются, что не готовы переезжать в другой город, работать без соцпакета и удаленки из-за ребенка, хотя именно мама с ребенком и ипотекой – самый надежный сотрудник.

В совокупности с трудовыми гарантиями, действующими в отношении таких женщин (запрет на увольнение по инициативе работодателя мам подростков до 14 лет, или до 18 лет, если ребенок – инвалид; отпуск вне очереди; сокращенный или неполный рабочий день; дополнительный неоплачиваемый отпуск до 14 дней; гарантированное трудоустройство при ликвидации компании; запрет отправлять сотрудницу в командировки и привлекать к ночной или сверхурочной работе без ее согласия) это во многом объясняет гендерный разрыв в зарплатах, который, по последним данным, составляет 25%. В результате, несмотря на то, что женщины имеют опыт и квалификацию не меньше и не хуже, в 60% случаев должности начальников или руководителей занимают мужчины: среди председателей советов директоров в среднем лишь 5,3% женщин, среди генеральных директоров еще меньше – 4,4%.

В этой связи все чаще на самом высоком уровне начали говорить о лучших практиках поддержки женщин и работников "с семейными обстоятельствами" со стороны работодателей. Это и дополнительные выплаты при рождении ребенка, и помощь при устройстве ребенка в детский сад, и корпоративные ясли и детские комнаты в офисе, и финансирования нянь и частных образовательных учреждений, и программы поддержки отдыха для детей в период каникул. А также организация дистанционной и удаленной работы и исключение декретов, больничных и гибкого графика из системы оценки работы сотрудника.

Это система социального партнерства, которая помогает повысить уровень жизни населения без прямого участия государства. Работодатели поддерживают своих сотрудников через создание комфортных условий для них: льготное кредитование, доплата к пособию по беременности и многое другое. Но подобные соцпакеты далеко не массовое явление и, как правило, есть только у крупных компаний, которые имеют возможность финансировать подобные программы. В среднем сегменте бизнеса сотрудники чаще всего могут рассчитывать только на ДМС, дистанционку и лояльность руководства.

В прошлом году в День матери у коллег соседнего юридического бюро вышел материал, посвященный тому, как быть одновременно мамой и профессионалом в цейтноте. Вдохновленная, я поделилась им со знакомым HR-директором и получила с одной стороны неожиданный, а с другой – вполне предсказуемый ответ: "У нас студентов больше, чем работающих мам". Это заставило меня задуматься: как родительство связано с гендерным равенством.

Что мы видим сейчас? Одна часть общества отстаивает права женщин, другая вместе с государством повсеместно твердит о патриархате как единственно возможной форме организации семейной жизни и запрете на аборты как единственно верном решении с точки зрения предназначения самой женщины. Проблемы матерей (физическое и психологическое истощение, финансовая нужда, реальные ограничения в карьерном росте и т.д.) системно и серьезно не решает никто, хотя об их выделении в отдельную уязвимую группу действительно пишут много.

Декретные, "детские" отпускные, социальные выплаты настолько формальны, что речь идет скорее о выживании, чем о счастливом материнстве для тех, кому ответственность родителя разделить не с кем. Отсутствие ясельных групп на работе – приговор для кормящих мам. А еще нам страшно, что нас уволят или будут относиться как к стереотипной маме, у которой всегда болеет ребенок и она плохо работает. Критики любят говорить: у женщин все уже есть, и они много просят. Не скажу ничего нового: финансовая независимость помогает решать не только базовые проблемы, но очень сложно добиваться ее с младенцем на руках, без внешней помощи и поддержки.

Что будет с ребенком, если меня не станет

Страх, что будет с ребенком, если с родителем, с которым он живет, что-то случится, живет чуть ли не в каждом, кто воспитывает детей один. Мне как адвокату регулярно задают вопрос: как определить при жизни, с кем останется ребенок на случай форс-мажора?

В России – никак. Можно написать 1000 и одно заявление в органы опеки и попечительства, выдать родственникам доверенности, взять у них согласия, составить закрытое завещание у нотариуса с просьбой передать ребенка на воспитание определенным людям и надеяться, что так оно и случится, но практика знает совсем другие примеры и сценарии развития событий.

Родитель, не лишенный родительских прав, имеет преимущественное право на воспитание ребенка перед всеми третьими лицами. Это значит, что в случае ухода из жизни мамы отец может забрать ребенка у близких родственников (бабушки и дедушки), и тем более у дальних (тети или дяди, отчима, крестных) – даже если до этого появлялся в его жизни эпизодически или не общался с ним вовсе. Все споры о том, с кем должен остаться в будущем ребенок и кто должен стать его опекуном, решаются в суде.

Помимо возможности воспитывать ребенка отец также получит полный контроль над активами, которые были на этого ребенка записаны ранее или перешли по наследству от матери. И хотя отчуждать эти активы отец может только с согласия органов опеки и попечительства, это не исключает запрета на распоряжение имуществом ребенка "исходя из его интересов" – а определять эти интересы теперь будет внезапно объявившийся родитель.

Решением может стать завещание с выделением в счет обязательной доли ребенка денежных средств, распоряжение которыми может происходить только под контролем государства. Или передача недвижимого имущества в долевую собственность ребенка и его бабушки и дедушки – чтобы они могли проживать вместе с ним и второй родитель не мог запретить им видеться и общаться. Можно оформить завещательный отказ – обязать наследников (одного из них) распорядиться унаследованным имуществом в интересах ребенка: оплатить обучение или медицинскую помощь, купить машину – и назначить душеприказчика, который будет за всем этим следить и помогать в реализации.

Можно сколько угодно страховать риски, но это не отменяет того, что в первую очередь надо беречь себя. Хотя бы до тех пор, пока не вырастут те, за кого мы в ответе. Я хотела бы выразить надежду, что мы все – люди, бизнес, государство – все-таки движемся в сторону большей гуманности к матерям. Когда матери перестанут жить вопреки, трудно представить, какого масштаба изменения ждут общество, ведь работающая мама – неиссякаемый источник энергии, трудолюбия, ответственности, мотивации, многозадачности и результативности.


Ссылка на источник