30.04.2022 | Статьи
Ответчик и должник подконтрольны одному бенефициару. Когда это повлечет субсидиарную ответственность

В статье — позиции судов, которые помогут привлечь к субсидиарной ответственности косвенно аффилированных с должником лиц.

Аффилированность с должником — один из ключевых доводов для привлечения лица к субсидиарной ответственности. Суды учитывают не только юридическую, но и фактическую аффилированность, факт вхождения лиц в одну группу компаний и подконтрольность одному бенефициару. Но ссылки только на этот признак недостаточно для привлечения ответчика к субсидиарной ответственности. Рассмотрим, какие факторы убедят суд признать лицо контролирующим и взыскать с него долги компании.

Наличие возможности определять действия должника

Чтобы признать аффилированную с должником компанию контролирующим лицом, нужно доказать наличие у нее возможности определять действия должника. В частности, путем дачи обязательных для исполнения должником указаний. Кроме того, у такой компании должна быть и фактическая возможность давать должнику подобные указания либо иным образом определять его действи я.

Также суд должен установить степень вовлеченности ответчика в процесс управления и принятие существенных решений относительно деятельности должника (п. 12 Обзора судебной практики ВС № 4, утв. Президиумом ВС 23.12.2020; далее — Обзор № 4). При этом суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника и его последующее банкротство.

Отсутствие доказательств вовлеченности привлекаемого к ответственности лица в процесс управления должником, равно как и отсутствие возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия, является отдельным основанием для отказа в привлечении такого лица к субсидиарной ответственности.

Сама по себе аффилированность лица с должником не является квалифицирующим признаком для разрешения вопроса о наличии у него контролирующих правомочий. В противном случае совместная деятельность юридических лиц, осуществляемая в целях достижения единой экономической цели, автоматически означала бы возможность привлечения всех хозяйствующих субъектов и иных физических лиц, осуществляющих непосредственное или опосредованное руководство ими, к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Заявитель все равно должен представить доказательства наличия у данных лиц юридической или фактической возможности определять действия должника.

Таким образом, сам по себе факт какой-либо взаимосвязанности двух юридических лиц, в том числе в виде их подконтрольности одному бенефициару, не является самостоятельным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. Между тем такой бенефициар имеет возможность определять действия каждой из сторон, влияет на характер их взаимодействия, в том числе на условия заключаемых сделок. В связи с этим суды исследуют вопрос о совершении ответчиками каких-либо действий, которые оказали существенное влияние на финансовое положение должника и могли привести к его банкротству.

Экономический эффект от сделок между ответчиком и должником

В рамках спора о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности суд должен изучить причины несостоятельности должника3. В частности, экономический эффект от сделок между должником и ответчиками, а также экономическую целесообразность отношений в рамках группы компаний и действий участников группы.

Суды отмечают, что этот вопрос необходимо исследовать не только с учетом формального подхода к определению заинтересованности субъектов по отношению друг к другу, но и с учетом специфики рыночных отношений, в рамках которых осуществлялась их деятельность.

При установлении того, повлекло ли поведение ответчиков банк ротство должника, необходимо принимать во внимание, является ли ответчик инициатором такого поведения и (или) потенциальным выгодоприобретателем возникших в связи с этим негативных последствий. Это относится прежде всего к сделкам, совершенным должником.

Привлечению к ответственности подлежит то лицо, которое инициировало совершение подобной сделки и (или) получило выгоду от ее совершения. Во внимание при этом принимаются сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника.

Суды указывают, что само по себе наличие одного бенефициара и вхождение в группу подконтрольных ему лиц не означает, что ответчик и имели непосредственную возможность влиять на должника в целях получения выгоды от его деятельности. Кроме того, исключительно факт получения ответчиком выгоды от деятельности должника не может являться достаточным основанием для признания его контролирующим должника лицом.

Поскольку природа взаимодействия лиц внутри группы компаний предполагает скоординированность поведения и возможность перемещения активов внутри группы, следует рассматривать всю совокупность взаимодействия таких лиц. В ходе рассмотрения вопроса о привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности нельзя ограничиваться изучением условий сделок с должником в отрыве от функционирования компаний в целом. Следует изучить модель ведения бизнеса до момента признания должника банкротом, равно как и иные сделки, которые совершались в группе компаний, подконтрольных одному бенефициару.

Таким образом, подконтрольность ответчика и должника одному бенефициару не является безусловным основанием для привлечения данного лица к субсидиарной ответственности по долгам должника. Для этого необходимо доказать как факт извлечения таким лицом выгоды из совершения сделок должником, так и ее существенность. В противном случае действия ответчика нельзя признать существенно повлиявшими на финансовое состояние должника и повлекшими его банкротство.

 

Источник - Арбитражная практика