07.06.2022 | Статьи
Дайджест новостей частного права/ Май 2022

Великобритания

- Банк не должен был выявлять обман бенефициара клиента при совершении транзакций

Истец, кайманский инвестиционный фонд, привлекал деньги инвесторов для финансирования судебных процессов. После этого деньги перечислялись компании с Острова Мэн, входящей в одну группу с истцом. Именно эта компания и должна была осуществлять финансирование, проводя платежи со своего банковского счета. Как оказалось, значительная часть поступивших такой компании денежных средств была похищена. В связи с этим кайманский фонд подал иск к банку компании с Острова Мэн, посчитав, что тот должен был идентифицировать мошенническую схему и остановить платежи.

По мнению истца, несмотря на то что он не являлся клиентом банка, именно он являлся бенефициарным владельцем денежных средств на счёте, и банк знал об этом. Кайманский фонд утверждал, что банк был обязан защищать его от понесённых убытков. Проходившие через счёт транзакции были редкими и существенными по объёму. Примечательно, что в своей внутренней отчётности банк сам признавал счета компании с Острова Мэн высоко рисковыми.

Судебный комитет Тайного совета посчитал, что иск не имеет шансов на успех. Судьи единогласно решили, что банк не несёт обязанность быть осмотрительным перед истцом, поскольку последний не является клиентом банка. При этом правом на договорный и деликтный иск обладает непосредственно клиент банка, компания с Острова Мэн. Инвестиционный фонд же может предъявить иск к ней. Помимо этого, судьи отметили, что банк не обладал контролем над источником опасности. При этом они допустили, что возможны исключительные обстоятельства, при которых банк будет иметь обязанность быть осмотрительным по отношению к бенефициарам траста, не являющимся клиентами банка. Однако в настоящем деле таких обстоятельств установлено не было.

- Стороны не намеревались возложить на себя обязательство, которое они не смогли бы исполнить

Истец заключил соглашение с акционерами маврикийской компании, согласно которому последние обязались выплатить истцу определенную сумму, если они продадут акции компании третьему лицу. Первоначальный срок действия обязательства по оплате был установлен до 31.12.2012, но истец мог продлить его на 1 год путем письменного уведомления акционеров. Первоначальный срок действия обязательства истек, и акционеры продали свои акции третьему лицу. После этого истец направил акционерам уведомление о намерении воспользоваться своим правом на продление срока и потребовал выплаты суммы.

Основной вопрос заключался в толковании соглашения, регулируемого правом Маврикия: может ли истец направить уведомление о продлении срока действия обязательства после истечения первоначального срока. Истец сослался на два пункта соглашения, которые устанавливали отказ акционеров от любых видов защиты против требования истца, и указал, что их нужно толковать таким образом, что истец был вправе направить уведомление после окончания первоначального срока.

Судебный комитет Тайного совета отказал в удовлетворении апелляционной жалобы истца и не поддержал его толкование договора по следующим причинам: (i) у сторон не было намерения договориться о том, что в случае продажи акций будет существовать неопределённость относительно того, обязаны ли акционеры выплатить сумму истцу (существование обязанности зависело бы от будущего события, которое могло никогда не произойти); (ii) стороны установили обязанность истца направить акционерам письменное уведомление, чтобы они могли узнать, должны ли они выплачивать сумму за продажу акций в определенный период; (iii) предложенное истцом толкование позволило бы истцу направить уведомление о продлении срока только после продажи акций, что ретроспективно возлагало бы на акционеров обязательство по оплате; (iv) могла возникнуть ситуация, при которой на акционеров было бы возложено обязательство, которое уже оказалось бы просроченным на несколько месяцев. Таким образом, разумно предполагать, что стороны не намеревались возложить на акционеров обязательство, которое последние не могли бы исполнить.

- Злоупотребление правом на предъявление иска влечет ограничение права его предъявления

Г-жа Хэрролд, медсестра, была уволена за дисциплинарный проступок и исключена из базы данных профессиональной организации, в которой она состояла. Позднее бывший работодатель и профессиональная организация стали жертвами того, что судья назвал «прокси война». Г-жа Хэрролд подала против них 15 исков, только один из которых был удовлетворен, ссылаясь на нечестность, дискриминацию, виктимизацию, мошенничество и несправедливость. Она также направляла апелляционные жалобы и различные заявления судьям, представителям сторон, главам юридических фирм представителей, парламентарию и государственным органам. Например, в одном из писем судье она обвинила его в связи с представителем ответчика и указала: "Это не клуб старых парней, это Королевские суды правосудия". Большинство требований г-жи Хэрролд не были удовлетворены. В этой связи судья вынес приказ о запрете г-же Хэрролд подавать какие-либо иски или заявления в суд без предварительного разрешения судьи Высокого суда.

В рассматриваемом деле перед судом стоял вопрос, продлевать ли действие приказа. Высокий суд продлил действие приказа на 2 года, так как из доказательств было ясно, что г-жа Хэрролд не намеревалась останавливать свою кампанию по оспариванию вынесенных против нее решений. Она продолжала заявлять неуместные и необоснованные обвинения, а ее поведение в прошлом дает четкое представление о том, как она, вероятно, будет вести себя в будущем. Это продолжит расходовать ресурсы суда и ответчиков.

Однако приказ сам по себе не препятствует г-же Хэрролд обратиться в суд с обоснованным иском. Он лишь устанавливает разрешительный фильтр, так как перед подачей иска г-же Хэрролд нужно получить соответствующее разрешение.

 

Читать полностью - в источнике.