21.07.2022 | Комментарии
«Враги семей». Органы опеки в Красноярском крае судятся с приемными родителями из-за номинальных счетов

В Красноярском крае органы опеки через суд требуют от приемных родителей вернуть деньги, потраченные с номинальных счетов детей. Закон не запрещает расходовать деньги с этих счетов на нужды ребенка, но чиновники игнорируют это и угрожают родителям уголовными делами.

Лилия, Анатолий и дети

В семье методиста и педагога дополнительного образования Лилии Голуб из поселка Шушенское Красноярского края трое детей. Она — опекун двоих, муж Анатолий — еще одного мальчика, 13-летнего Максима. Ариадне, которую Лилия тоже взяла в семью из детского дома, в прошлом году исполнилось 18 лет, но девушка продолжает жить в семье.

«У нас двое своих взрослых сыновей, а я всегда хотела девочку. Мне показали фото Ульяны с Витей, и я в них влюбилась. А потом оказалось, что у них есть старшая сводная сестра, Ариадна, так и взяли троих. Суммарно они провели в детском доме всего месяц после того, как туда попали. То, что удалось так быстро их оттуда забрать, — большая удача», — рассказывает Лилия. 

По ее словам, дети обеспечены всем необходимым. Государство ежемесячно выделяет на каждого ребенка примерно по 14 тысяч рублей, а пенсии по потере кормильца Ульяне и Виктору перечисляют на номинальный счет.

«Слишком хорошо живут»

Органы опеки уже второй год не принимают отчеты о тратах Лилии на детей, а в этом году чиновники подали на нее в суд, заявив о нецелевом использовании средств с номинальных счетов. Опека требует вернуть деньги, которые Лилия и Анатолий сняли со счетов троих несовершеннолетних детей за два года. Суммарно это больше 500 тысяч рублей.

«Наши органы опеки не разрешают открывать номинальные счета никому. Я единственная в поселке, кто открыл номинальный счет и начал использовать деньги. Мне даже коллеги говорят, что я слишком дерзкая, раз против указания опеки выступаю. А суд сказал, что дети у меня “мед ложками едят”, то есть живут слишком хорошо», — делится Лилия. 

В конце мая 2022 года Шушенский районный суд Красноярского края рассмотрел два дела о ненадлежащем использовании средств со счетов детей — за 2020 и 2021 годы. 

«Иски были поданы администрацией поселка, так как органы опеки входят в структуру администрации и у них нет своего юридического лица», — объясняет представляющий в суде интересы Лилии юрист Лилия Юркина.

Суд рассмотрел оба исковых заявления опеки и установил, что дети находятся под надлежащей опекой, а средства были использованы по назначению. Лилия с мужем купили компьютеры, велосипед, канцелярские принадлежности и билеты для поездок детей на отдых и олимпиады. Все отчеты и чеки семья представила суду, хотя по закону это необходимо только в случае покупок дороже двух прожиточных минимумов.

Такой же иск органы опеки подали в суд и на Анатолия, который опекает Максима. Суд также принял сторону родителя и постановил, что деньги были потрачены на нужды ребенка и никаких нарушений в действиях Анатолия нет. 

Интерес опеки

Несмотря на это, органы опеки продолжили судебные тяжбы, обжаловав решения, принятые в пользу семьи. В апелляционном заявлении говорится, что «установить, в чьих интересах израсходована пенсия, невозможно», а также невозможно выяснить, кто именно пользуется приобретенным имуществом.

Лилия подозревает, что у опеки может быть свой — неочевидный — интерес к тому, чтобы забрать детей из семьи.

«В 2010 году у меня был рак груди. Но детей я взяла через восемь лет после этого, когда уже была здорова. То, что у меня был рак, я не скрывала, но как-то я услышала, что про меня говорят: “А как же ей с раком детей дали?” Возможно, в опеке не досмотрели, когда отдавали мне ребят, а теперь ищут повод их отобрать», — рассуждает Лилия.

Масштабы проблемы

В то же время за несколько месяцев в фонд «Красноярье без сирот» обратились как минимум шесть семей с похожими историями, рассказывает директор организации Руслан Мокроусов.

«Они [представители органов опеки] не приводят никаких официальных аргументов, запрещают снимать деньги, потом подают в суды за нецелевое использование, хотя оно было целевым. По сути, они просто треплют нервы родителям и детям», — рассуждает Руслан.

По его словам, два года назад министерство образования Красноярского края разослало в региональные органы опеки письма, в которых говорилось о недопустимости требования с приемных родителей чеков за продукты и бытовые расходы. Несмотря на это, некоторые чиновники продолжают это делать, а при отсутствии чеков требуют вернуть деньги на номинальный счет. Чтобы с этим разобраться, в начале 2022 года фонд обратился в Союз приемных родителей России с просьбой помочь в разъяснении ситуации.

«После этого уполномоченный по правам ребенка Мария Львова-Белова прислала всем органам опеки письмо, в котором говорилось, что недопустимо запрещать снимать деньги с номинальных счетов, что это деньги детей и их можно использовать на нужды детей. Но органы опеки до сих пор как будто не видят того, что там написано», — объясняет Руслан.

Елена и дети

У Елены Смирновой из поселка Кузнецово Красноярского края под опекой трое детей. В этом году, как и у Лилии, чиновники не приняли у нее отчет об израсходованных средствах, находившихся на номинальном счете. Представители опеки подали в суд, заявив о растрате. Основное заседание состоится в октябре в Березовском районном суде.

«В прошлом году я сняла часть денег со счетов, что-то добавила и купила детям однокомнатную квартиру. Но опека была недовольна, и мой отчет не приняли — подали в суд», — рассказывает Елена.

Опека требует от нее вернуть по 116 тысяч на счета 15-летней Татьяны и 17-летнего Михаила — всего 232 тысячи рублей.

«Таня ходит к платному психиатру, мы тратим на это 10 тысяч рублей в месяц. При этом, когда мы с ней ходили в опеку получать разрешение на размещение в психиатрической клинике, сотрудница опеки, выставив меня за дверь, говорила Тане, что та все выдумывает и на самом деле у нее нет никаких заболеваний. Хотя у нас на руках было направление в плановый стационар», — делится Елена.

Видимо, опека руководствуется тем, что, если потратить деньги с номинальных счетов детей, после совершеннолетия у них не останется денег на существование. «Сотрудница опеки говорила Тане, что та не поступит в университет, потому что у нее не будет денег. Таня тогда ответила: “Ну я же не дура, я на бюджет поступлю”», — вспоминает Елена.

«Враги семей»

Этот конфликт приемных семей с опекой возник давно, уверена председатель Союза приемных родителей России Наталья Городиская, но в последний год ситуация обострилась именно в Красноярском крае. Раньше такое было и в Татарстане, и в Хабаровском крае, и в Воронежской области.

«Поражаюсь тому, что такое происходит. У родителей и органов опеки одна цель — хорошее воспитание и социализация детей в семьях, чтобы ребенок был любим и принят. Но иногда складывается ощущение, что это нужно только приемным родителям, а органы опеки — враги семей», — говорит Наталья.

Конституционный суд России в Постановлении от 8 июня 2010 года № 13-П указал, что органы опеки и попечительства не вправе произвольно запрещать сделки по отчуждению имущества детей.

«Номинальный счет открывается опекуном, на него перечисляются пособия и расходуются опекуном или попечителем без предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Каждый год до 1 февраля нужно представить отчет о расходовании средств», — объясняет руководитель практики семейного права BGP Litigation Виктория Дергунова.

Она подчеркивает, что специалисты органов опеки не имеют права запрещать или препятствовать расходованию денежных средств со счетов подопечных. Скорее всего, в обоих случаях апелляционный суд примет сторону семей — к другому решению нет никаких предпосылок, заключает юрист.

 

Источник - ТАКИЕ ДЕЛА