06.02.2024 | Комментарии
Суды продлевают жизнь компании | Комментарий Сергея Лисина для "Коммерсантъ"

Налоговикам запретили ликвидировать банкрота до окончания разбирательств

Завершение банкротства компании необязательно влечет ее немедленное исключение из EГРЮЛ. Eсли с этим юрлицом идет спор в другом суде, который принял обеспечительные меры в виде запрета ликвидации, они имеют приоритет, признал Верховный суд РФ (ВС). Ранее единой позиции по этому вопросу не было. С одной стороны, говорят юристы, позиция ВС полезна лицам, судящимся с компанией вне дела о ее несостоятельности, но с другой - этим решением можно будет воспользоваться для недобросовестного затягивания банкротства.

ВС рассмотрел вопрос о соотношении двух противоречащих друг другу судебных актов - арбитражного и городского судов - касающихся судьбы одной и той же компании. В декабре 2012 года ООО "Профсервис" арендовало у ЗАО "Крамакс" башенный кран. Через два года стороны подписали соглашение о расторжении договора, но кран, как утверждает экс-директор "Крамакса" Сергей Денисьев, не вернули. Со стороны ЗАО соглашение подписывал другой директор - Eвгений Павлов, который, по словам господина Денисьева, присвоил имущество.

Позднее обе компании обанкротились. В рамках банкротства "Крамакса" Сергея Денисьева решили привлечь к субсидиарной ответственности, вменяя ему в том числе долг на 4,8 млн руб., связанный с краном. В связи с этим господин Денисьев оспорил расторжение договора аренды в Конаковском горсуде Тверской области, подав иск к "Профсервису" и Eвгению Павлову, подписавшему сделку от "Крамакса". Тем временем арбитражный суд завершил банкротство "Профсервиса", что предполагало последующее исключение его из EГРЮЛ.

Чтобы избежать ликвидации ответчика, Сергей Денисьев добился в горсуде принятия обеспечительных мер в виде запрета ФНС вносить запись об исключении юрлица из госреестра. Это определение было представлено в налоговую. Но инспекция отдала предпочтение вступившему в силу решению арбитражного суда о завершении банкротства. Господин Денисьев обжаловал эти действия инспекции в областном управлении ФНС, которое поддержало его доводы и отменило исключение "Профсервиса" из EГРЮЛ. Но уже в федеральной службе с этим не согласились, вычеркнув компанию из реестра.

После этого Сергей Денисьев обратился в суд. Но среди судов разных уровней мнения также разошлись. Арбитражный суд первой инстанции удовлетворил иск господина Денисьева, обязав налоговиков восстановить компанию в EГРЮЛ. Апелляция и кассация поддержали ФНС.

По жалобе Сергея Денисьева спор передали в экономколлегию ВС, которая согласилась с его доводами. ВС пояснил, что обеспечительные меры в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве принимаются в случае, если "их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда", среди таких мер "может быть и запрет на ликвидацию юрлица".

"В силу принципа общеобязательности судебных постановлений для всех без исключения органов госвласти" при поступлении в ФНС "взаимоисключающих судебных актов (один предписывает ликвидировать юрлицо, другой - запрещает это делать. - "Ъ")" "возникает коллизия, которая должна разрешаться в пользу запрета на ликвидацию юрлица", пояснила коллегия.

По мнению ВС, препятствием для ликвидации юрлица после завершения его банкротства могут быть обстоятельства споров, рассматриваемых другими судами, "поэтому акту об обеспечении иска должен быть отдан приоритет". В связи с этим коллегия оставила в силе решение арбитражного суда, обязавшего налоговиков восстановить "Профсервис" в EГРЮЛ как действующее юрлицо.

ВС решил "важную проблему соотношения и разрешения коллизии судебных актов, один из которых имеет финальный статус (о завершении банкротства и ликвидации должника), а второй промежуточный (о принятии обеспечительных мер в виде запрета ликвидации)", поясняет советник Orchards Вадим Бородкин. "Когда обеспечительные меры принимаются в рамках одного дела (в банкротстве компании), с их исполнением не возникает проблем, так как не возникает конкуренции судебных актов", - уточнил юрист. Спорные ситуации, по его словам, возникают, когда с банкротящейся компанией идет параллельный процесс в другом суде. Для налоговиков, по мнению Вадима Бородкина, позиция ВС, "скорее всего, задаст общий вектор - исполнять определения о принятии обеспечительных мер как приоритетные в сравнении с другими судебными актами".

Решение экономколлегии будет в целом полезно для рассмотрения споров со схожими обстоятельствами, когда, с одной стороны, будет финальный судебный акт, а с другой - определение суда о принятии обеспечительных мер, говорит Вадим Бородкин. По его словам, таких ситуаций "на практике достаточно много". Руководитель судебно-арбитражной практики "Асто Консалтинг" Вероника Челнокова считает, что решение ВС "поможет защитить действительно нарушенные интересы, например, в спорах о признании права собственности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения и о признании недействительными сделок, которые рассматриваются вне дела о банкротстве".

Конкретно для Сергея Денисьева восстановление "Профсервиса" в EГРЮЛ дает возможность завершить с ним судебный процесс, а в случае выигрыша предъявить требования к контролировавшим компанию лицам, поясняет Вадим Бородкин. Советник консалтинговой группы РКТ Иван Стасюк полагает, что это может помочь экс-директору защититься от части требований по субсидиарной ответственности.

Тем не менее господин Стасюк считает, что после завершения процедуры банкротства компания должна исключаться из EГРЮЛ: "Eсли все имущество реализовано, больше искать и продавать нечего, нет смысла в том, что компания числится действующей". Позиция же ВС создает "риски того, что любые лица теперь могут инициировать различные иски в разных судах и препятствовать исключению компании из EГРЮЛ, что вряд ли добросовестно", говорит Иван Стасюк. Вероника Челнокова тоже опасается злоупотреблений: "Наложение обеспечительных мер как способ "затормозить" процедуру банкротства - не редкость среди недобросовестных участников процесса. Например, гражданин заявляет права на имущество должника и добивается мер в виде запрета на его продажу. В результате банкротные торги откладываются, процедура продляется, а отменить такие меры практически невозможно".

Партнер практики разрешения споров и банкротства BGP Litigation Сергей Лисин и вовсе считает "решение ВС ошибочным, которое принесет больше негатива в сферу банкротства и увеличит и без того немалые сроки конкурсного производства на лишние 12-18 месяцев из-за обеспечительных мер судов общей юрисдикции". Кроме того, господин Лисин опасается, что госорганы, такие как ФНС и ФССП, могут воспринять позицию ВС так, что их собственные решения об обеспечительных мерах "будут способны остановить любое конкурсное производство".