19.03.2024 | Комментарии
Растратный проект: топов "БФГ-кредита" приговорили за хищение 22 млрд | Комментарий Антона Помазана для "Известий"

Насколько реально вернуть средства банков, незаконно выведенные за границу

Суд приговорил к 5-7 годам колонии общего режима четырех бывших топ-менеджеров банка "БФГ-кредит" за растрату более 22 млрд рублей. Обвиняемые с 2014 по 2016 год участвовали в схеме выдачи заведомо невозвратных кредитов на подконтрольные им компании. При этом организаторами преступления следствие считает совсем других людей – бывшего председателя правления кредитной организации, экс-совладельца и одного из акционеров. Но все они успели скрыться за границей и числятся в международном розыске. Из-за напряженных отношений с недружественными государствами вернуть похищенные средства будет крайне сложно, полагают опрошенные "Известиями" эксперты.

Кредитные истории

Дорогомиловский суд Москвы 18 марта вынес приговор четырем бывшим топ-менеджерам банка "БФГ-кредит". Замначальника кредитного управления Алексей Горлин, заместители председателя правления Михаил Дорогинин и Денис Пуресев и их подчиненная Юлия Финкельштейн получили реальные сроки по делу о хищении более 22 млрд рублей у своей кредитной организации.

Менеджеров задержали в 2020 году по обвинению в мошенничестве, но позже статью переквалифицировали на особо крупную растрату, совершенную организованной группой с использованием служебного положения. Суд установил, что с 2014 по 2016 год фигуранты дела под видом выдачи кредитов перечисляли деньги на счета подконтрольных им организаций.

В ходе судебного разбирательства Агентство по страхованию вкладов (АСВ) заявило гражданский иск к обвиняемым на 21,2 млрд рублей, сообщили "Известиям" в АСВ. Но, оглашая приговор, судья Ольга Миславская пришла к выводу, что с этими претензиями необходимо разбираться в отдельном гражданском процессе.

Горлину, Дорогинину и Пуресеву дали по семь лет колонии общего режима со штрафом в 1 млн рублей. Финкельштейн назначили пять лет лишения свободы, но отсрочили исполнение приговора до достижения ее ребенком 14 лет. Женщина родила в 2021 году.

Никто из подсудимых вину не признал – их адвокаты настаивают на том, что обвиняемые выполняли свои прямые должностные обязанности.

– Они не могли повлиять на выдачу или невыдачу кредитов. Более того, следствие вменяет им эпизоды по договорам, подписанным не ими, это подтверждают экспертизы в деле, – рассказал "Известиям" один из представителей подсудимых.

Адвокаты осужденных намерены обжаловать приговор.

Организаторами хищения следствие считает бывшего руководителя банка Павла Дойнова, совладельца Юрия Глоцера и акционера Евгения Мафцира. В июле 2016 года Центробанк отозвал лицензию у "БФГ-кредита" из-за "неадекватной оценки рисков", результатом которой стала полная утрата капиталов.

Еще до этого Дойнов, Глоцер и Мафцир успели покинуть Россию. После 2018 года их объявили в международный розыск. Юрий Глоцер в 2021 году получил политическое убежище на Украине и был исключен из розыскных списков Интерпола.

По оценке АСВ, потенциальный размер субсидиарной ответственности бывшего руководства кредитной организации, включая ее основных бенефициаров Юрия Глоцера и Евгения Мафцира, составляет 43,8 млрд рублей.

Приговор Дорогомиловского суда не первый в отношении сотрудников "БФГ-кредита". В марте 2021 года по четыре года колонии получили бывшие операционисты банка Елена Онищенко и Мария Гречишникова за растрату около 750 млн рублей.

Долгие выдачи

"БФГ-кредит" был основан в 1994 году, входил в топ-100 российских банков по величине активов. Отзыв лицензии в 2016 году и банкротство кредитной организации в то время не являлись чем-то уникальным, рассказал "Известиям" партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Сергей Учитель.

– Пик отзывов лицензий пришелся на 2016 год – тогда лицензий лишились 97 банков. Следующий пик отзывов был в 2018 году – у 60 банков. После этого их количество резко упало, – пояснил эксперт.

Основная причина отзыва лицензий, по его словам, – это сомнительные банковские операции, вывод средств за рубеж, потеря ликвидности, выдача заведомо невозвратных кредитов и предоставление недостоверной отчетности.

В последние годы выявлялись разные схемы такого рода мошенничества, отметил начальник аналитического отдела инвесткомпании "Риком-Траст" Олег Абелев.

– Были случаи, когда акционеры банка кредитовали сами себя или подконтрольных аффилированных лиц. Также выдавались кредиты без обеспечения, превращаясь в беспроцентный займ или субсидию, то есть предоставлялись на нерыночных условиях, – сказал он "Известиям". – За последние 10 лет схемы не изменились.

Сергей Учитель отметил, что вернуть средства по большинству таких дел не удается. Как правило, выведенные деньги и активы уже давно перемещены за рубеж, переданы третьим лицам. Кроме того, возможность возврата осложняется и прерванным взаимодействием с недружественными иностранными юрисдикциями.

Схожего мнения придерживается вице-президент Ассоциации юристов по регистрации, ликвидации, банкротству и судебному представительству Владимир Кузнецов. Добиться полного возмещения убытков зачастую бывает невозможно, а рассмотрение подобных споров может занять не один год, указал эксперт.

Получится ли взыскать

Осложнение международных отношений влияет не только на возврат средств, но и на выдачу предполагаемых преступников, рассказал изданию адвокат Дмитрий Джулай.

– Суд выдающей страны должен решить, является ли инкриминируемое деяние преступлением по законам их государства, – сказал эксперт, пояснив, что обвиняемые по экономическим преступлениям могут настаивать в зарубежных судах, что их дело политически мотивировано. В этих случаях в экстрадиции, скорее всего, будет отказано.

Существует два пути взыскания денежных средств в результате выдачи невозвратных кредитов, рассказала "Известиям" адвокат коллегии адвокатов "Интеллект Альянс" Татьяна Кулик. Первый – когда в рамках уголовного дела удовлетворяется гражданский иск на сумму выдачи "невозвратного кредита". Второй – в рамках процедуры банкротства банка. Суд может удовлетворить требования АСВ о привлечении к субсидиарной ответственности по всем обязательствам банка по окончании расчетов с кредиторами.

– Другими словами, лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, может быть и больше, чем тех, кто привлечен к уголовной, – пояснила она. – Сумма, подлежащая взысканию, также будет иной, чем в уголовном деле.

Адвокат, советник практики разрешения споров и банкротства BGP Litigation Антон Помазан назвал несколько механизмов борьбы с выдачей невозвратных займов, которые уже есть в законодательстве.

Это, например, оспаривание займов как подозрительных сделок, получение выданных средств в конкурсную массу, привлечение выдавших такие займы лиц к субсидиарной ответственности и взыскание с них убытков, привлечение таких лиц к уголовной ответственности.

Ссылка на источник