20.06.2022 | Комментарии
Инфляция – повод смягчиться: бизнесу пересчитают ущерб по экономическим преступлениям

Давление на российских предпринимателей со стороны надзорных и правоохранительных органов предложено сократить. Президент РФ Владимир Путин предложил отказаться от большинства плановых проверок бизнеса, повысить пороги ущерба по экономическим преступлениям, которые напрямую влияют на строгость наказаний, а также пересмотреть основания для ареста бизнесменов по таким делам. Бизнес-омбудсмен Борис Титов предлагает вместо арестов использовать чаще залоги, а также повысить роль прокуратуры при избрании меры пресечения.

Отмена большинства плановых проверок для бизнеса

Тему снижения нагрузки на бизнес участники Петербургского экономического форума (ПМЭФ) обсуждали сразу на нескольких сессиях. Своего рода итог этим дискуссиям подвел выступавший позже на пленарном заседании Владимир Путин, анонсировав ряд изменений для предпринимателей. Среди них – отмена большинства плановых проверок для компаний, деятельность которых не связана с высокими рисками причинения вреда.

Свою инициативу глава государства объяснил положительным опытом мораториев на плановые проверки бизнеса, которые вводились несколько раз с 2016 года. После таких мер количество нарушений со стороны предпринимателей не выросло, а снизилось. Это позволяет проверять не всех подряд, а руководствоваться риск-ориентированным подходом, когда проверяют чаще тех, кто может причинить наибольший ущерб.

Пороги ущерба по ряду преступлений пересчитают из-за инфляции

Но не минимизировать общение бизнеса с ревизорами намерено государство. Власти попытаются сократить риски уголовного преследования по экономическим преступлениям. Владимир Путин озвучил несколько инициатив, которые могли бы помочь в реализации этой задачи.

Одна из них – пересмотр по экономическим преступлениям размеров крупного и особо ущерба. От них зависят строгость возможного наказания и срок, в течение которого виновного могут привлечь к уголовной ответственности.

Они давно не менялись, хотя с 2016 года накопленная инфляция составила около 50%, обратил внимание Владимир Путин. «Такое несоответствие нормы закона жизненным реалиям, безусловно, нуждается в пересмотре», – сказал он.

Сейчас по большинству экономических преступлений крупный ущерб составляет 2,25 млн руб., особо крупный – 9 млн руб., рассказывает адвокат, советник юрфирмы BGP Litigation Владимир Колесин. Для ряда составов предусмотрены иные, отличающиеся как в меньшую, так и в большую сторону крупные и особо крупные размеры ущерба. К примеру, уклонение от уплаты налогов считается крупным при ущербе 15–45 млн руб., а особо крупный – более 45 млн руб. В первом случае виновному будет грозить до двух лет лишения свободы, во втором – уже до шести. По мнению Колесина, необходимость пересмотреть размеры по этим преступлениям назрела давно.

Снижение уголовно-налогового бремени

Еще один шаг навстречу бизнесу – сокращение периода времени, в течение которого бизнесмен может быть привлечен к уголовной ответственности за неуплату налогов в бюджет. «В ближайшее время должен быть принят законопроект о сокращении сроков давности по налоговым преступлениям, а также об отказе в возбуждении уголовных дел после полного погашения налоговой недоимки», – пообещал Владимир Путин.

Он давал поручение подготовить такой проект после встречи с членами бизнес-объединения «Деловая Россия». Минюст уже разработал документ, реализующий оба озвученных предложения. Проект уменьшает с шести до пяти лет максимальный срок лишения свободы, который грозит за уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере, и с семи до пяти лет – за сокрытие имущества, за счет которого должно производиться взыскание налогов. Из-за смягчения санкций упомянутые деяния перейдут из тяжких в преступления средней тяжести, что в свою очередь позволит сократить с 10 до шести лет срок давности привлечения к ответственности, а также снизит риск отправки бизнесменов в СИЗО на время следствия.

Эти предложения способны значительно снизить уголовно-правовое давление на предпринимателей, но делать какие-то однозначные выводы пока рано, дает осторожную оценку проекту адвокат, управляющий партнер Criminal Defense Firm Алексей Новиков. По его словам, проект требует ряда правок, в том числе в части определения размеров погашения недоимки.

Какие преступления декриминализуют из-за санкций

Выступил Владимир Путин за «аккуратный» подход к декриминализации экономических преступлений, связанных с работой без лицензии или аккредитации.

«В целом нужно аккуратно, но вместе с тем основательно подойти к декриминализации целого ряда экономических составов, например тех, которые касаются работы без лицензии или аккредитации», – сказал он, подчеркнув, что сейчас иностранные правообладатели сами отказывают в предоставлении лицензий. По его словам, в таких ситуациях госорганы не должны сами подводить под статью российский бизнес.

Декриминализация, по всей видимости, может затронуть лишь статью 146 (нарушение авторских и смежных прав) и статью 147 (нарушение изобретательских и патентных прав) Уголовного кодекса РФ, полагает адвокат Владимир Колесин. Это, по его словам, обусловлено необходимостью легализации параллельного импорта из недружественных стран, который сейчас чреват уголовным наказанием.

Не стоит ждать, что инициатива распространится на другие статьи о наказаниях за работу без лицензии или аккредитации, которые выдаются с целью предотвращения причинения вреда жизни, здоровью, общественной, экологической безопасности и тому подобное. Например, за незаконные производство и оборот алкогольной и спиртосодержащей продукции, незаконное производство лекарственных средств и медицинских изделий и так далее. «Это обусловлено высокой степенью общественной опасности», – согласен Алексей Новиков.

Бизнесменов по экономическим преступлениям предлагают чаще отпускать под залог

От тюрьмы и от сумы не зарекайся. Но если уж предприниматель стал фигурантом экономического дела, то не должен попадать в тюрьму, об этом говорят и законодатели, и следователи, и суды много лет.

Владимир Путин в очередной раз обратился к этой теме и предложил пересмотреть основания для заключения предпринимателей под стражу и для продления сроков предварительного следствия. «Не секрет, что очень часто эти нормы применяются там, где нет объективной необходимости. В результате еще на этапе следствия предприятия вынуждены приостанавливать свою деятельность или вовсе закрываться», – заявил Путин на ПМЭФ.

Он обратил внимание правоохранительных структур на необходимость покончить с такой практикой, а также попросил правительство и Верховный суд РФ к 1 октября подготовить соответствующий законопроект.

Не исключено, что корректировки будут предложены в статью 108 Уголовно-процессуального кодекса РФ, которая уже несколько лет как запрещает арестовывать бизнесменов при расследовании экономических преступлений. Однако, к сожалению, эта статься «не выполняется», говорил на ПМЭФ бизнес-омбудсмен Борис Титов.

Юристы рассказывают, проблема в том, что следователи часто говорят, что преступление было совершено вне бизнеса, а потому предпринимателю место в СИЗО. «Есть немалое количество примеров, когда орган правосудия по известным только ему причинам считает, что преступное деяние не было совершено в сфере предпринимательской деятельности, в связи с чем заключение человека под стражу более чем возможно», – говорит Алексей Новиков.

ВС РФ неоднократно обращался к этой теме и указывал на необходимость при избрании меры пресечения определять, действительно ли преступление совершалось вне бизнес-деятельности.

По словам Владимира Колесина, проблема заключается не столько в несовершенстве УПК РФ, сколько в правоприменительной практике, которая, несмотря на достаточно конкретные разъяснения ВС РФ, складывается не в пользу предпринимателей.

Борис Титов на ПМЭФ предложил для решения этой проблемы усилить роль прокуратуры: ввести согласование с ней меры пресечения до суда. «Если прокуратура не согласует меру пресечения, предлагаемую следователем, в суд не выносить (обсуждение этого вопроса. – "Профиль")», – сказал он.

Также, по его мнению, залог, а не арест, должен стать основной мерой пресечения по уголовным делам в отношении предпринимателей. Титов предлагает сделать так, чтобы суд в обязательном порядке рассматривал возможность залога, если компания готова предоставить с этой целью до 1% от своей выручки.

ВС РФ, видимо, тему залогов уже изучает. В начале июня на одном из совещаний глава ВС РФ предложил судьям «обсудить возможность расширения перечня уголовных дел, по которым применяется исключительный порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, а также уменьшения сумм залога, назначаемого судом в качестве меры пресечения».

 

Источник - Профиль