22.04.2024 | Комментарии
Долг нажить – не поле перейти | Комментарий Антона Батурина для "Коммерсантъ"

ВС определит общие и раздельные обязательства супругов-банкротов

Верховный суд РФ (ВС) решит, какие обязательства супругов можно признать общими и сохраняются ли эти долги, если муж с женой обанкротились в разное время. Супруга гражданина, взявшего кредит, была ранее признана банкротом со списанием непогашенных долгов по завершении процедуры. Позднее банкротом был признан сам заемщик, кредитор которого потребовал признать долг перед ним общим обязательством обоих супругов. Это позволяет обратить взыскание на их совместно нажитое имущество. Суды поддержали сторону кредитора, но теперь граждане получили шанс добиться пересмотра решений в экономколлегии ВС. Юристы говорят, что здесь нет очевидного ответа и у каждого из подходов есть свои риски.

ВС в рамках дела о банкротстве Марата Валеева рассмотрит спор о признании долга по кредиту общим для должника и его супруги. В октябре 2022 года господин Валеев был признан банкротом, в рамках этого процесса его кредитор – ООО НБК – обратился в суд с требованием признать 619 тыс. руб. долга перед ним общим обязательством обоих супругов.

Изначально долг возник из кредитного договора со Сбербанком, заключенного еще в ноябре 2011 года, но позднее банк уступил свое право требования в пользу НБК, нынешнего кредитора.

Жена должника Наиля Валеева возражала против совместного обязательства, заявив, что не знала об этом кредите мужа. Кроме того, она сама несколько лет назад проходила через банкротство.

В декабре 2021 года процедуру завершили, списав ей непогашенные долги. То есть ее освободили от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе не заявленных в ее деле о банкротстве, а НБК в том процессе как раз не участвовал. В связи с этим, считает госпожа Валеева, долг не может быть признан общим.

Но арбитражные суды заняли сторону кредитора. Суды отметили, что кредитный договор был заключен в период брака, предоставлялся на потребительские цели, а супруга не предоставила доказательств того, что кредитные деньги были израсходованы "на цели, не связанные с нуждами семьи". Кроме того, по мнению судов, списание долгов жене в рамках ее банкротства само по себе "не исключает возможность признания требования" общим. Возражения граждан "носят формальный характер, направлены исключительно на избежание обращения взыскания на общее имущество супругов", указала апелляция. Кассация также добавила, что "супруги не опровергли разумные сомнения кредитора и не раскрыли информацию о том, куда были направлены денежные средства".

Супруги подали жалобу в ВС. Они настаивают на том, что после завершения банкротства жены и "освобождения ее от долгов ранее возникшие обязательства мужа уже не могли быть признаны общими".

Этот довод заинтересовал ВС, и дело передали в экономколлегию, которая рассмотрит спор 2 мая.

Старший юрист практики разрешения споров и банкротства BGP Litigation Антон Батурин говорит, что "вопрос о признании обязательств общими возникает регулярно, поскольку от этого напрямую зависит, на какое имущество можно обратить взыскание". Адвокат КА Pen & Paper Денис Драгунов уточняет, что при наличии общего долга на личное имущество второго супруга взыскание не обращается, только на совместно нажитые активы.

На распространенность таких споров влияет также рост банкротств физлиц и большое число дел, связанных с невозвратом займов, отмечает господин Драгунов. При этом, добавляет партнер юридического бюро "Падва и Эпштейн" Антон Бабенко, вопрос "не урегулирован подробно в законе, поэтому заслуживает внимания ВС".

Признание кредитного обязательства совместным зависит от того, был ли кредит израсходован на общие нужды семьи или же на личные нужды кого-то одного, указывает господин Батурин. Между тем, признает он, установить эти цели на практике сложно, так как "кредиторы и управляющий не всегда могут получить такую информацию, а супруги заинтересованы в том, чтобы долг был признан личным".

У юристов нет единого мнения о том, какое решение было бы наиболее справедливым в такой ситуации.

"Позиция нижестоящих судов нивелирует нормы закона об освобождении гражданина от обязательств",– отмечает Антон Бабенко. Вместе с тем, уточняет он, по закону банкротам не списываются долги, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать. "Проблема в том, что кредитор никак не мог узнать о банкротстве супруги заемщика, и обычно кредиторы просят признать долг общим в рамках дела о несостоятельности того супруга, который подписал с ними договор",– указывает Антон Батурин. С другой стороны, отмечает юрист, "вряд ли можно оправдать бездействие кредитора", который "при наличии судебного решения от 2016 года, подтверждающего долг", много лет не предпринимал действий по его взысканию или признанию заемщика банкротом.

Денис Драгунов полагает, что ВС, скорее всего, поддержит доводы граждан и отменит решения нижестоящих инстанций. Вероятно, допускает господин Драгунов, коллегия будет исходить из такой логики, что "кредитор мог реализовать свои права в деле о банкротстве супруги", тем самым это создаст "дополнительный уровень защиты для граждан-заемщиков, одновременно ослабив позиции кредиторов".

Впрочем, Антон Бабенко "не уверен, что такое решение пойдет на пользу должникам", поскольку банки, опасаясь опоздать, станут "досрочно требовать возврата долга не из-за просрочки, а по причине банкротства супруга заемщика". Кроме того, предупреждает юрист, у кредиторов возрастет мотивация "добиваться совместного банкротства" супругов при наличии признаков несостоятельности у одного из них.

Ссылка на источник