08.10.2021 | Комментарии
Банкротная рулетка. Двери арбитражных судов распахнулись для преступников

В мае 2021 года Верховный Суд РФ открыл новое окно возможностей для должников, с которых в пользу государства взыскивается доход, полученный преступным путем. До этой поры арбитражные суды могли отказывать им в рассмотрении заявлений о банкротстве, считая, что их задолженность возникла из санкции за совершение антисоциальной сделки. Поводом к изменению судебной практики послужила жалоба осужденной жительницы Чебоксар, которую в местных СМИ окрестили «крупье незаконного казино».

ДОЛГ В 338 МЛН РУБ.

В 2016 году Алёна Брижатая была приговорена к лишению свободы вместе с девятью соучастниками за организацию сети подпольных игорных заведений в Чувашии (ч. 3 ст. 171.2 УК РФ). Год спустя по прокурорскому иску суд взыскал в солидарном порядке с осужденных сумму дохода, полученного в результате совершения преступления, в размере 338 млн руб.

В 2019 году Брижатая обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании ее банкротом, мотивировав это невозможностью уплаты присужденной суммы, а также наличием непогашенной свыше трех месяцев кредиторской задолженности (дело № А79– 4079/2019).

Заявитель подчеркивала, что суд общей юрисдикции при вынесении решения о взыскании 338 млн руб. пришел к выводу о ничтожности сделок, заключенных в ходе незаконного проведения азартных игр с целью, заведомо противной основам правопорядка, и удовлетворил требования прокурора о взыскании в пользу государства дохода, полученного по ничтожным сделкам, исходя из положений ст. 169 Гражданского кодекса РФ. В связи с этим она полагает, что данное требование является денежным обязательством, возникшим из предусмотренного ГК РФ основания.

«ОТСУТСТВИЕ ПРИЗНАКОВ БАНКРОТСТВА»

АС Чувашской Республики посчитал такую позицию ошибочной. Как отметил, в частности, арбитраж, норма ст. 169 ГК РФ в качестве одной из санкций, которые может применить суд в случае заключения сторонами сделки с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, предусматривает обращение в доход государства всего полученного по такой сделке, что по своей сути представляет меру гражданскоправовой ответственности.

В силу п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве имущественные и (или) финансовые санкции не учитываются при определении наличия признаков банкротства должника. Поэтому в данном случае, по мнению суда, сумма дохода, полученного в результате совершения преступления, по сделкам, признанным ничтожными в силу их совершения с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, не может быть отнесена к денежным обязательствам, указанным в п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве, и не может учитываться при определении признаков банкротства.

АС ЧР признал заявление необоснованным и прекратил производство по делу о банкротстве. 1-й ААС пришел к аналогичным выводам «в связи с отсутствием признаков банкротства, предусмотренных п. 2 ст. 33, п. 2 ст. 213.3 Закона о банкротстве».

«БАНКРОТСТВО – НЕ ВЫХОД»

В кассационной жалобе А. Брижатая указывала на необходимость учета заявленной задолженности при определении признаков банкротства, поскольку она не является финансовой санкцией. Суд общей юрисдикции не принимал решения о взыскании с ответчиков доходов, полученных преступным путем, либо о возмещении ими ущерба, причиненного незаконной организацией и проведением азартных игр вне игорных зон.

АС Волго-Вятского округа пришел к заключению, что, исходя из п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве, должник вправе обратиться с заявлением о собственном банкротстве независимо от размера имеющихся у него обязательств, а также правовой природы требования.

Однако кассация посчитала, что процедура банкротства не предназначена для необоснованного ухода от ответственности и прекращения долговых обязательств. Задолженность Брижатой образовалась в результате противоправных действий должника, подтвержденных приговором суда. Это обстоятельство в силу п. 4 и 5 ст. 213.14 Закона о банкротстве исключает применение к должнику при завершении процедуры реализации его имущества правила об освобождении от обязательств. Иных кредиторов у должника не имеется. А потому в данном случае проведение процедуры банкротства не позволит оказать действенную и эффективную помощь гражданину в выходе из кризисной ситуации.

В итоге АС ВВО оставил акты нижестоящих судов без изменения.

НАРУШЕНИЕ ПРАВА НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ

А вот в Верховном Суде РФ Брижатой и ее адвокату Валерии Николаевой из АП Чувашии повезло много больше. Кассационная жалоба попала к судье ВС Ирине Букиной, которая истребовала дело и пришла к заключению, что оно должно быть передано на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам.

Ирина Букина оказалась и председательствующим судьей в «тройке», которая разбирала жалобу в порядке второй кассации.

ВС согласился с выводом суда округа в части наличия у должника права на обращение с заявлением о собственном банкротстве независимо от размера имеющихся у него обязательств, а также правовой природы требования.

Между тем, как отметила коллегия, в иной части АС ВВО не учтено, что это право принадлежит гражданину даже при наличии одного кредитора, является безусловным и не может быть ограничено иными критериями. Установив дополнительные критерии для введения процедуры несостоятельности (наличие более чем одного кредитора, возможность освобождения от долга по итогам процедуры), окружной суд ограничил данное право гражданина в отсутствие законных оснований, что фактически является нарушением права на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ).

По мнению ВС, банкротство физических лиц предназначено не только для потребителей, чьи долги по итогам процедуры могут быть списаны, но и для всех иных граждан, испытывающих финансовые затруднения. При этом вопрос о том, может ли должник быть освобожден от своего обязательства, в принципе не являлся и не мог являться предметом рассмотрения на стадии проверки обоснованности требования, а подлежит рассмотрению только по итогам процедуры несостоятельности при завершении дела о банкротстве (ст. 213.28 Закона о банкротстве).

18 мая 2021 года судебная коллегия отменила все вынесенные по делу судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

«СУДЫ НЕ ХОТЕЛИ ИДТИ НА ПОВОДУ У ОСУЖДЕННОЙ»

– Позиция, изложенная в определении Верховного Суда, является корректной и заслуживает поддержки, – говорит адвокат АБ «Линия права» Дмитрий Королёв. – Нижестоящие суды, отказывая осужденной в проведении банкротства, преследовали сугубо благие намерения. Они хотели предотвратить ситуацию, при которой процедура банкротства была бы цинично использована ею для ухода от уплаты долга в пользу бюджета, возникшего в результате организации азартных игр. Осужденная при этом свои намерения явно не скрывала, заявляя, что других долгов у нее нет. Конечно, в таких условиях судам не хотелось идти у нее на поводу… 

Тем не менее, полагает адвокат, даже имея благие цели, не следует выходить за рамки закона. Суды необоснованно расширили перечень условий для обращения с заявлением о банкротстве, включив в него такие, которые не предусмотрены п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве. И если в конкретной ситуации с осужденной А. Брижатой это может казаться допустимым, то в других делах эта позиция могла бы стать опасным прецедентом, позволяющим судьям необоснованно прекращать дела о банкротстве по своему усмотрению.

– Верховный Суд РФ исправил допущенную ошибку, – продолжает эксперт. – Коллегия обратила внимание не только на закрытый характер перечня условий, но и на порядок решения вопроса об освобождении («очистки») должника от обязательств. Он также был нарушен, поскольку такой вопрос подлежит рассмотрению при завершении дела, а не на стадии проверки обоснованности требования. На наш взгляд, суды могли бы отказать осужденной в освобождении ее от обязательств в силу абз. 4 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве, так как при их возникновении она действовала незаконно. Это позволило бы завершить дело о банкротстве, при этом сохранить за должником денежные обязательства, от которых она пыталась избавиться…

По словам Дмитрия Королёва, гораздо больше вопросов вызывает судебный акт, на основании которого возникли требования к должнику, – решение суда о признании сделок ничтожными и взыскании с осужденной всех полученных средств в доход бюджета (ст. 169 ГК РФ).

– Во-первых, не совсем ясно, на основании какого специального закона такое последствие в принципе было применено, – недоумевает адвокат. – Ведь ст. 169 ГК РФ прямо говорит о возможности взыскания полученных средств в доход государства только «в случаях, предусмотренных законом». Во-вторых, по какой причине всё полученное попросту не было конфисковано у нее в порядке ст. 104.1 УК РФ? Возможно, вырученные от проведения азартных игр деньги так и не были найдены, поэтому правоохранительные органы решили использовать такой, мягко говоря, нестандартный метод.

ШАНСЫ НА БАНКРОТСТВО ЕСТЬ?

На допущенные арбитражными судами ошибки при рассмотрении заявления о банкротстве указывают и другие эксперты. При этом их мнения относительно шансов А. Брижатой добиться введения процедуры банкротства расходятся.

– На мой взгляд, суды нижестоящих инстанций неверно квалифицировали характер задолженности, взысканной в порядке гражданского иска в рамках уголовного дела, – отмечает руководитель практики антикризисного управления и банкротства юридической компании «Дювернуа Лигал» Карина Сидорова. – Суды посчитали, что это санкция за совершение преступления, в связи с чем и сделали вывод об отсутствии признаков банкротства. Для определения признаков банкротства используется только основной долг, санкции не учитываются. Между тем полагаю, что взысканная с ответчиков по решению районного суда сумма является основным долгом и может быть квалифицирована в качестве неосновательного обогащения или причиненного ущерба. Таким образом, данная задолженность должна учитываться при определении признаков банкротства…

Как напоминает Карина Сидорова, нередки случаи, когда гражданские истцы инициируют дела о банкротстве осужденных или участвуют в них как кредиторы. Суды не отказывают им во введении процедуры или во включении в реестр, ссылаясь на невозможность списания долгов.

– Не должно быть иного толкования вопроса о наличии признаков банкротства при подаче заявления должника, – уверена она.

«СПИСАНИЕ ДОЛГА НЕВОЗМОЖНО»

Иной точки зрения на перспективы удовлетворения заявления о банкротстве А. Брижатой придерживается советник, адвокат практики банкротства BGP Litigation Антон Помазан.

– Верховный Суд РФ в определении от 18.05.2021 года абсолютно верно указал, что дополнительные критерии для обращения с заявлением должника (наличие нескольких кредиторов и перспективы списания задолженности) не могут вырабатываться судебной практикой. Статьей 213.4 Закона о банкротстве установлены только два формальных критерия, позволяющих должнику обратиться с заявлением о банкротстве: невозможность исполнить обязательства и наличие признака неплатежеспособности (недостаточности имущества). При этом правовая природа возникшего долга значения для возбуждения дела не имеет. В связи с этим прекращение судами производства по делу не является законным и обоснованным, – подчеркивает адвокат.

Он полагает, что суды, видимо, постарались устранить возможность погашения требования должника-банкрота, возникшего из совершения преступления, по окончании процедуры.

– Однако, по нашему мнению, списание долгов в рассматриваемом случае и так невозможно, – считает Антон Помазан, – поскольку согласно ст. 213.28 Закона о банкротстве освобождение гражданина от обязательств не допускается в случае, если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно. В этом случае арбитражный суд в определении о завершении реализации имущества гражданина указывает на неприменение в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств…

Какая из изложенных позиций окажется ближе арбитражному суду, станет известно уже после выхода в свет этого номера журнала. На 24 сентября в АС Чувашии назначено первое заседание по рассмотрению по существу заявления А. Брижатой. О результатах разбирательства можно будет узнать на сайте «Российского адвоката», где публикуется оперативная информация. Но, думается, при любом исходе арбитражной системе предстоит столкнуться с потоком заявлений осужденных, которые захотят попытать счастья со списанием долгов криминального происхождения через процедуру банкротства. А это значит, что работы у адвокатов и юристов, специализирующихся на банкротных делах, прибавится.

 

Источник - журнал "Российский адвокат"

Антон Помазан
Советник, Адвокат — разрешение споров, банкротство