01.04.2021 | Алерты
Антимонопольное постановление от Пленума ВС РФ. О главном.

В начале марта 2021 года принято постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации № 2 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением судами антимонопольного законодательства» (далее – «Постановление»).

Принятие Постановления направлено на:

  • обеспечение единообразия применения отдельных положений Федерального закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – «Закон о защите конкуренции»)
  • актуализацию положения Постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30.

Положения Постановления содержат в себе как позитивные моменты, связанные с изменением правоприменительной практики, так и неоднозначные выводы и пробелы.

Предлагаем Вашему вниманию ключевые изменения и наиболее интересные положения.

1. Общеправовые вопросы. Пределы действия антимонопольного законодательства

В рамках Постановления вызывают интерес несколько моментов:

  • разграничение ответственности при совершении нарушения группой лиц (п. 7),
  • распространение антимонопольного законодательства на потребителей в части недобросовестной конкуренции (абз. 2 п. 10),
  • толкование понятия «неопределенный круг потребителей» (абз. 3 п. 10).

1.1. В Постановлении группа лиц определяется как единый хозяйствующий субъект на рынке. В то же время, по мнению суда, должна оцениваться самостоятельность хозяйствующего субъекта и его обособленность при определении им своего поведения на товарном рынке.

Представляется, что данный подход является обоснованным и отражает факт того, что хозяйствующие субъекты, даже находясь в составе группы лиц, не утрачивают своей самостоятельности при принятии решений в сфере хозяйственной деятельности.

1.2. В Постановлении прямо указывается на то, что Закон о защите конкуренции направлен в том числе на защиту прав, законных интересов и поддержание благосостояния потребителей как отдельной категории участников рынка, приобретающих товары (работы и услуги) для удовлетворения личных нужд. В частности, указанное обстоятельство будет являться важной составляющей при определении наличия или отсутствия состава недобросовестной конкуренции.

Ранее при квалификации действий в качестве акта недобросовестной конкуренции, антимонопольный орган обращал внимание именно на ограничение конкуренции. Представляется, что декларирование подобного обстоятельства, именно для состава недобросовестной конкуренции может быть обосновано, поскольку, антимонопольный орган зачастую обращается к мнению потребителей. Таким образом, после принятия Постановления антимонопольный орган при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства может не ограничивать себя исключительно защитой интересов хозяйствующих субъектов. Вместе с тем такой подход, по нашему мнению, противоречит определению понятия недобросовестной конкуренции, исходя из которого следует, что для квалификации нарушений, связанных с недобросовестной конкуренцией, должны быть нарушены права и законные интересы хозяйствующего субъекта-конкурента, а не потребителей товара (работы, услуги).

1.3. При оценке наличия или отсутствия неопределенного круга потребителей необходимо:

  • исходить из того, что возможность точного определения числа потребителей на определенный момент не имеет значения,
  • оценивать потенциальную возможность нарушения в целом прав потребителей как участников рынка (отдельных групп потребителей) с учетом характера допущенных соответствующим субъектом нарушений, наступивших последствий или последствий, которые могут наступить в будущем.

Подобное толкование свидетельствует о том, что, например, жители одного многоквартирного дома могут считаться неопределенным кругом потребителей, только потому что их права были нарушены, несмотря на то, что есть информация об их точном числе.

По нашему мнению, подобная трактовка, расширяет действие антимонопольного законодательства, в отдельных случаях, распространяя требования на защиту интересов отдельных потребителей.

2. Особенности отдельных составов антимонопольного законодательства

Запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением

ВС РФ указывает, что суды должны:

  • принимать во внимание, что любой хозяйствующий субъект, в том числе и доминант, вправе преследовать собственные интересы при осуществлении предпринимательской деятельности;
  • оценивать поведение доминирующего субъекта, а также тот факт, мог ли доминант совершить рассматриваемые действия в отсутствии доминирующего положения.
  • вправе учитывать, могут ли потребители противодействовать влиянию хозяйствующего субъекта на товарном рынке, например, в силу значительности доли, занимаемой конкретными потребителями на рынке, или коммерческой значимости потребителей для поставщика. То есть компенсируются ли доли на рынке у покупателя и продавца, и тем самым уравновешиваются ли переговорные возможности.

При этом в рамках Постановления рассматриваются также особенности при квалификации отдельных составов злоупотребления доминирующим положением.

Пленум ВС РФ разъясняет, что помимо установления и поддержания монопольно низких/высоких цен, злоупотреблением доминирующим положением также может быть признано нарушением установление одинаковых цен или тарифов, в случае отсутствие обоснования установления таких цен/тарифов (пункт 8 части 1 статьи 10). Тем самым подтверждая, что ценовая дискриминация может быть выражена не только путем установления различных цен, но также и путем установления одинаковых цен на один и тот же товар (работу, услугу).

В то же время могут быть признаны допустимыми скидки и бонусы, начисляемые за приобретение продукции. Доминирующий субъект сможет снижать или повышать цену в зависимости от, например, категории потребителя или объема поставки, и это не будет считаться злоупотреблением.

Исходя из изложенного, на наш взгляд, прослеживается стремление ВС РФ задекларировать принцип разумности в качестве критерия оценки состава злоупотребления доминирующим положением, что, несомненно, свидетельствует о позитивном развитии правоприменительной практики.

Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения

В Постановлении судам рекомендовано уделять больше внимания таким вопросам, как наличие объективных экономических причин для того или иного поведения участников рынка.

ВС РФ отмечает, что схожесть поведения нескольких хозяйствующих субъектов сама по себе не является основанием для вывода о наличии между ними ограничивающего конкуренцию соглашения. В этом случае необходимо учитывать, имелись ли объективные причины для их единообразного поведения, например, соответствует ли оно сформировавшимся (изменившимся) на рынке условиям деятельности, обусловлено одинаковой оценкой ситуации на рынке со стороны хозяйствующих субъектов.

Кроме того, антимонопольный орган должен определить возможность извлечения субъектами выгоды и установить причинно-следственную связь между договоренностью и противоправными последствиями.

По сути, в рамках Постановления ВС РФ стремиться повысить стандарт доказывания антиконкурентных соглашений, от чего участникам рынка в теории должно стать проще подтвердить отсутствие между ними сговора.

В то же время, на наш взгляд, к данная части существует и ряд вопросов, которые оставлены без ответа. Так Пленумом при описании перечня критериев, необходимых к оценке, для квалификации состава картеля на торгах используется формулировка «… является ли достигнутый уровень снижения (повышения) цены обычным для торгов, которые проводятся в отношении определенных видов товаров». При этом не представляется возможным однозначно определить, что понимается под обычным уровнем снижения. Подобная формулировка вступает в противоречие с общим посылом ВС РФ к диспозитивному подходу при оценке картельных соглашения и создает рамки оценки (обычный уровень цены) при определении объективности и разумности действий субъектов.

Рассмотрение судами дел об оспаривании решений антимонопольного органа

Интересным и логически верным представляется вывод Пленума о том, что приказ о возбуждении дела, а, следовательно, и само решение, принятое по результатам рассмотрения антимонопольного дела, может обжаловаться на основании отсутствия анализа состояния конкуренции.

Вместе с тем предложенные судом формулировки вызывают определенные вопросы. Будет ли подобное требование распространяться на составы злоупотребления доминирующим положением, в которых возбуждению дела предшествует выдача предупреждения.

Сама по себе формулировка «анализ состояния конкуренции» также вызывает обоснованные сомнения. Анализ состояния конкуренции антимонопольный орган может провести путем анализа представленных документов и информации из открытых источников и не систематизировать это в виде письменного документа, а именно аналитического отчета до окончания рассмотрения того или иного дела. Таким образом, из приведенных формулировок нельзя сделать однозначный вывод о том, что что имел в виду суд. Вместе с тем более логичным видится именно наличие в материалах дела аналитического отчета по результатам анализа состояния конкуренции.

Пленум также отразил, что в рамках рассмотрения дела, суд обязан проверить законность соответствующего акта, решения, действия (бездействия) на основании доказательств, собранных и раскрытых в ходе производства по делу о нарушении антимонопольного законодательства.

При этом ВС РФ указывает, что в материалы судебного дела также могут быть представлены и дополнительные доказательства, которые отсутствовали в материалах антимонопольного дела, в случае, если сторона доказала невозможность их представления на стадии рассмотрения дела в антимонопольном органе по причинам, не зависящим от нее, и суд признает эти причины уважительными, в частности, если имелись объективные препятствия для получения и (или) представления доказательств до вынесения оспариваемого акта.

В целом указанный вывод представляется позитивным для правоприменительной практики, поскольку обеспечивает возможность принять во внимание обстоятельства, которые уже существовали на момент рассмотрения дела, однако ввиду объективных причин не могли быть рассмотрены в рамках антимонопольного дела. В то же время, подобное обстоятельство может быть использовано для «искусственного» затягивания процесса рассмотрения судебного дела.

В случае принятия дополнительных доказательств суд по ходатайству лица, участвующего в деле, в целях предоставления другой стороне возможности ознакомления с новыми доказательствами и представления опровергающих их доказательств вправе объявить перерыв в судебном заседании или отложить судебное разбирательство (статьи 158 и 163 АПК РФ).

В заключении, обращаем ваше внимание, что в результате принятия Постановления утратили силу:

  • пункты 1 - 8, 11 - 16, 18 - 23 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2008 года № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства»,
  • пункт 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2011 года № 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Таким образом, Постановление Пленума Верховного суда России, действительно осветило отдельные моменты, связанные с реализацией положений Закона о защите конкуренции на практике, в то же время, Постановление создало также много вопросов, в том числе в части формулировок, используемых для описания той или иной ситуации. Представляется, что определенные коллизии могут решиться со временем, когда положения данного Постановления будут применяться на практике.

PDF-файл с обзором доступен для скачивания по ссылке.