27.02.2018 | Новости
ВС РФ напомнил налоговикам о принципе добросовестности при исчислении налогов Москва. Комментарий старшего юриста Дениса Савина для "Интерфакса"

Налоговое администрирование должно проходить в соответствии с принципом добросовестности, который предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону, говорится в определении Верховного суда (ВС) РФ, опубликованном в картотеке арбитражных дел. 

Налоговый кодекс (НК) РФ прямо не предусматривает порядок корректировки налоговых обязательств по НДС в связи с признанием сделки недействительной в судебном порядке, но теперь налогоплательщики могут придерживаться четкой позиции ВС РФ по этому вопросу, отмечают эксперты. 

По итогам выездной налоговой проверки АО "Бамтоннельстрой" (MOEX: BTST) за 2011-2012 годы компании доначислили 8,8 млн рублей налога на прибыль, 12,3 млн рублей налога на имущество организаций, 216,5 млн рублей НДС, а также пени и штрафы. "Бамтоннельстрой" оспорил это решение в Арбитражном суде Красноярского края, который частично сократил выплаты: налог на прибыль - на 3,1 млн рублей, НДС - на 25 тыс. рублей, налог на имущество - на 12,3 млн рублей. Апелляция признала доначисление НДС недействительным в части (на 205,7 млн рублей), а кассация это решение отменила, согласившись с судом первой инстанции. 

В кассационной жалобе в Верховный суд "Бамтоннельстрой" попросил отменить решения первой и кассационной инстанций по доначислению 205 млн рублей НДС. 

Как следует из материалов дела, "Бамтоннельстрой" продал ЗАО "УФСК МОСТ" несколько объектов движимого имущества по договору от 24 мая 2011 года, за что уплатил 205,7 млн рублей НДС за второй квартал 2011 года. В 2013 году суд признал этот договор недействительным, признав его сделкой с заинтересованностью, заключенной без необходимого одобрения и повлекшей неблагоприятные последствия для компании. После этого ЗАО "УФСК МОСТ" возвратило ранее полученное имущество налогоплательщику, а "Бамтоннельстрой" вернул ему деньги и подал уточненную декларацию, уменьшив сумму НДС на 205,7 млн рублей. 

По итогам камеральной проверки уточненной декларации компании эти деньги вернули. Однако после выездной проверки налоговая инспекция посчитала, что применение последствий недействительности сделки является одним из случаев возврата товаров налогоплательщику, говорится в определении ВС. А для таких случаев ст.171 и 172 НК (Налоговые вычеты и порядок их применения) указывают, что вычет сумм налога, предъявленных продавцом покупателю и уплаченных продавцом в бюджет при реализации товаров, производится после отражения в учете операций по корректировке в связи с возвратом товаров. Следовательно, 205,7 млн рублей налога подлежали заявлению к вычету не ранее четвертого квартала 2013 года, а общество неправомерно скорректировало свою налоговую обязанность за второй квартал 2011 года, приводит позицию налоговой инспекции Верховный суд.

Поддерживая налоговиков, суды посчитали, что проведение двусторонней реституции в 2013 году из-за признания сделки 2011 года недействительной является новой хозяйственной операцией, которую нужно отражать в учете на дату ее совершения. По мнению судов, у общества не было оснований для корректировки своих налоговых обязательств за налоговый период, в котором прошла эта сделка.

Однако Верховный суд решил иначе. Он напомнил о принципе добросовестности налогового администрирования (учет законных интересов плательщиков налогов и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону). В этом деле признание сделки недействительной означает, что реализация имущества не состоялась, и основания для внесения налога в бюджет утрачены. Следовательно, налогоплательщик вправе требовать корректировки и уменьшения ранее исчисленного налога, учитывая право на возврат излишне уплаченного налога, которое гарантирует НК, указал ВС. 

21-я глава НК прямо не устанавливает порядок корректировки у продавца ранее исчисленного налога в случае признания сделки по реализации недействительной; а установленный ст. 171 НК механизм корректировки суммы налога, ранее уплаченного продавцом, через вычет применяется при возврате товаров в связи с расторжением договора, говорится в определении. В такой ситуации само по себе то, что корректировка налога прошла не через применение вычета в периоде возврата, а в рамках подачи уточненной декларации за период первоначальной отгрузки товаров, не свидетельствует о неправомерности действий общества, получившего возврат налога, пояснил Верховный суд. 

Эти действия не повлекли нарушения интересов казны, поскольку обязанность по уплате налога за второй квартал 2011 года изначально была исполнена обществом в полном размере. Кроме того, во время выездной проверки компания не могла заявить о корректировке налога (путем отражения вычетов за четвертый квартал 2013 года), так как истек срок предъявления к вычету сумм, ранее исчисленных при отгрузке товаров. Следовательно, налоговый орган лишил общество права на возврат из бюджета излишне внесенных сумм налога, подтвержденных по результатам ранее проведенной камеральной проверки, пришли к выводу в Верховном суде. 

Еще одним аргументом в пользу компании стало ее обращение в налоговую инспекцию за разъяснением, в каком порядке отражаются операции по применению последствий недействительности сделки. Но инспекция в нарушение НК по существу не ответила, ограничившись разъяснением налоговых последствий расторжения договоров, указал ВС. В итоге Верховный суд удовлетворил кассационную жалобу компании и оставил в силе решение апелляции. 

"Важность данного кейса заключается в том, что Налоговым кодексом прямо не предусмотрен порядок корректировки налоговых обязательств по НДС в связи с признанием сделки недействительной в судебном порядке. Так, ЗАО "Бамтоннельстрой" полагало, что недействительная сделка не влечёт юридических последствий и недействительна с момента её совершения, в связи с чем им осуществлена корректировка суммы реализации в соответствующем периоде. Налоговики из Красноярского края заняли другую позицию, решив, что корректировка налоговых обязательств в данном случае должна осуществляться как при возврате товара – в соответствии с п. 4 ст. 172 НК РФ. То есть, по мнению налоговиков, налогоплательщику следовало применить вычет в последующих налоговых периодах в сумме полученного обратно товара. Суд заполнил законодательный пробел и засилил порядок корректировки налоговых обязательств в случаях применения реституции, применённый налогоплательщиком. По моему мнению позиция налогоплательщика и суда верная, так как она прямо вытекает из положений гражданского законодательства о недействительных сделках. Напомню, что Верховный суд ранее в отказном Определении от 9 октября 2014 г. N 309-КГ14-2300 указывал, что стороны недействительной сделки вносят исправления в учет и подают уточненные декларации за тот период, в котором состоялась эта сделка.   

Кроме того, необходимо отметить, что позиция и формулировки ВС в части порядка корректировки налоговых обязательств изложены достаточно обоснованно и четко, что качественно отличает его например от п.9 информационного письма ВАС РФ №148 в котором рассматривался аналогичный вопрос", - комментирует старший юрист BGP Litigation Денис Савин.